Как сидят в изоляторе временного содержания

Содержание

Как выжить в СИЗО: памятка от юристов «Команды 29»

Как сидят в изоляторе временного содержания

В 2017 году ФСИН сообщила, что особым направлением работы службы является «обеспечение стандартов обращения с заключенными и осужденными», а также обеспечение их правом на медицинскую помощь.

Тем не менее последние новости доказывают несостоятельность этих заявлений: например, 55-летний бизнесмен, обвиняемый в мошенничестве, похудел в СИЗО на 48 килограммов, но суд Москвы отказался перевести его в тюремную больницу; в СИЗО погиб предприниматель Валерий Пшеничный — адвокаты уверены, что его пытали, насиловали, а потом задушили.

Несмотря на то что в СИЗО сидят люди, еще не признанные виновными, условия в изоляторах чаще всего нельзя назвать иначе как бесчеловечными — об этом заявили эксперты в ходе обсуждения июньских поправок в Уголовный кодекс.

Юристы и адвокаты «Команды 29» совместно со своим подзащитным Сахибом Алиевым, который уже год находится в СИЗО, подготовили памятку о том, как правильно вести себя, попав в пенитенциарную систему. «Такие дела» публикуют полный текст материала с разрешения команды проекта.

Что происходит при задержании? Есть ли шанс успеть собрать вещи?

Зависит от тех, кто задерживает, и их намерений. Если стоит задача подавить и напугать, то задержание будет жестким, вещи собрать вряд ли получится. Если попадутся адекватные люди, все пройдет мягко.

Правоохранители иногда относятся с пониманием и позволяют собраться, но часто задержание проходит не дома. Тогда родным нужно успеть передать вещи до избрания меры пресечения.

Как общаться с теми, кто задерживает?

Ведите себя спокойно. Постарайтесь настоять на том, чтобы ваш адвокат присутствовал на всех мероприятиях. Ничего не делайте, не подписывайте никаких бумаг, не торопитесь давать показания, пока не понимаете до конца сути происходящего. В начале дела легко совершить опрометчивый шаг.

Бесполезно спорить и ругаться во время задержания, вряд ли это принесет желаемый результат. Но не стоит и позволять нарушать ваши права: как минимум, информацию о любых нарушениях вы можете внести в протокол и обжаловать.

Где сидят задержанные до суда по избранию меры пресечения?

Сразу после задержания направляют к следователю, после этого могут отправить в отдел полиции, изолятор временного содержания (ИВС) или СИЗО.

Когда получится связаться с родными? Они смогут передать вещи?

Родные могут передать вещи и продукты через следователя, отдать их конвою на суде по избранию меры пресечения или передать в ИВС. Чаще всего до суда задержанный находится в изоляторе временного содержания, там с ним может встретиться адвокат.

До суда вся связь возможна только с разрешения следователя. Он может дать свой телефон, по закону у вас есть право на один телефонный звонок.

Что будет на первом суде по избранию меры?

Суд по избранию меры обычно проходит на второй день после задержания. На заседании рассмотрят ходатайство следователя, который попросит суд избрать в качестве меры пресечения содержание под стражей. Скорее всего, суд не откажет.

На суде должен присутствовать адвокат, но к этому моменту не все успевают его найти, поэтому часто дают адвоката по назначению. После решения суда задержанного под конвоем везут в СИЗО.

Когда получится встретиться с адвокатом? Что ему говорить?

Встретиться с адвокатом можно до суда, у следователя или в ИВС. В СИЗО адвокат, как правило, приходит сам. Вызвать его затруднительно, так как нет никаких средств связи, кроме писем. Адвокат не может приходить часто: в СИЗО очереди. Защитник может простоять целые сутки и не попасть к своему подзащитному.

Беседа с адвокатом не регламентирована. Она проходит один на один. Сотрудники СИЗО и правоохранительных органов не ведут аудиозапись этой беседы. Адвокат может фиксировать беседу как угодно. Время беседы ограничено рабочим временем.

Что происходит в камере? Сколько там человек? Как общаться? Правда ли, что говорят «на фене»?

В камере могут находиться от двух до 200—300 человек. Чаще всего сидят 4—8 человек. Закон запрещает содержать в камере «первоходов» — тех, кто сидит впервые, —со «второходами», это обычно соблюдают.

Но и «первоходы» в СИЗО тоже могут вести себя странно: кто-то начинает «по фене» говорить, кто-то — какие-то воровские понятия прививать. Все зависит от камеры: если попались нормальные люди, то все как на свободе. Если приблатненные, вас могут начать разводить на разговор о вашем уголовном деле.

Подзащитный «Команды 29» Сахиб Алиев советует, не вмешиваться в дело другого человека. Можно выяснить, что за статья и в чем суть, но не более. О себе можно что-то рассказать, но нет никаких правил, по которым вы должны раскрыть свое дело в деталях.

 Всегда можно помочь: кому-то вещами, кому-то советом. Но нужно помнить, что иногда доброту могут принять за слабость.

В любом случае будьте внимательны, так как вас могут посадить с кем-то, кто «будет работать с вами», пытаясь склонить вас, например, дать признательные показания и согласиться со всем, что есть в деле, даже если это неправда.

Легко могут перевести в другую камеру: просто так, в попытке воздействовать на подследственного, из-за сокамерников. Переводы обычно объясняют в общих словах.

Как часто приходят с проверками?

Каждое утро всех выводят и проверяют наличие телесных повреждений. Если оперативники подозревают, что в камере есть что-то запрещенное, проверки могут проводить несколько раз в день, в экстренных случаях — ночью.

Что можно делать в камере? Какие развлечения?

Основную часть времени вы предоставлены самому себе. В СИЗО можно пробыть месяц, год и более, и в ваших силах провести это время с пользой.

Это прекрасная возможность прочитать много хороших книг, привести тело в порядок тренировками. Обычно в изоляторе есть библиотека. Как она работает, лучше узнать в конкретном изоляторе.

Лучше сразу выработать для себя режим дня и придерживаться его. В камере обычно есть радио, а иногда бывает телевизор.

В камере грозят насилием. куда жаловаться?

Официально — кому угодно, например, администрации СИЗО. Однако вас могут перевести в другую камеру, где уже будут в курсе, что вы «настучали» администрации, и вряд ли ваши условия от этого изменятся в лучшую сторону.

Как на вас могут оказывать давление в СИЗО?

Сотрудникам СИЗО нет никакого смысла на вас давить, если у вас нет личного конфликта с ними. Обычно давление оказывают по неофициальной просьбе следователей или оперов, выражаясь сленгом, вас могут «морозить» или прессовать. Обычный способ — перевести вас в камеру с ужасными условиями, клопами, крысами, водой с потолка.

Еще вариант — отправить вас в камеру к людям с туберкулезом или другими заразными болезнями. По закону вас не могут определить в такую камеру, но руководство СИЗО может просто не отметить этих людей как больных.

Вас могут поместить и в так называемую пресс-хату, где другие заключенные будут оказывать на вас моральное и физическое воздействие.

Что будет за нарушение внутреннего распорядка?

За серьезные нарушения могут поместить в карцер до 15 суток, там хуже условия содержания. В пять утра вы встаете, кровать пристегивается к стенке и отстегивается в 9 вечера перед отбоем. Может быть небольшой столик и что-то типа табуреточки.

За небольшие нарушения может ничего и не быть, все зависит от изолятора. За одно и то же нарушение в одном СИЗО объявят выговор или закроют в карцер, а в другом сделают замечание или вообще не обратят внимания.

Если в камере нашли что-то запрещенное вроде телефона, ее могут расселить.

Что делать, если заболел или плохо себя чувствуешь?

Надо стучать в двери камеры, кричать продольному (сотрудник СИЗО, который дежурит в коридоре — «на продоле») и требовать врача. Продольный может вызвать врача, а может не вызвать, врач может не прийти. Можно написать ходатайство на имя начальника СИЗО, описать симптомы.

В «Крестах» на утренней проверке можно заявить о том, что заболели, и вас запишут. Как скоро придет врач — уже совсем другая история, поэтому можете лишний раз вежливо напомнить о себе.

Если же что-то серьезное, вопрос жизни и смерти, то можно поднять шум, чтобы медицинская помощь была оказана срочно. Качество медицинского обслуживания, конечно, зависит от изолятора. Не качайте права и не спорьте с врачами. Всегда все можно решить по-человечески с помощью общения.

Осматривать может только врач из СИЗО или могут пригласить другого доктора?

Если нужен специалист в определенной области, то могут пригласить. Как правило, никого не вызывают, потому что считается, что одного доктора хватает на всех.

Передачи — что можно, что нельзя, как часто? Магазин есть?

У ФСИН есть списки запрещенных и разрешенных вещей, которые можно передавать и хранить, но в каждом СИЗО его трактуют по-разному. Передают через бюро передач. Нужно писать, что передаете и для кого.

Передачи ограничены 30 килограммами в месяц на одного подследственного, поэтому лучше, чтобы кто-то на воле координировал передачи. Для того чтобы не тратить ценные килограммы, можно заказывать некоторые продукты через магазин. Более подробная информация указана на сайте ФСИН.

Все передачи проверяют, режут еду — хлеб, мясные изделия. Все, что можно перелить, пересыпать и переложить, придется переливать, пересыпать и перекладывать. Скоропортящиеся продукты не всегда передают. Не везде разрешают творог, даже в булках — хорошо горит.

У каждого подследственного есть счет, куда можно положить деньги. На эти деньги приобретают продукты в магазине в СИЗО.

Общение со следователем — как часто, что там происходит, всегда ли при этом есть адвокат?

Следователь в СИЗО может вызывать подследственного часто, но как правило это происходит раз в три месяца. Если хочешь дать показания, можно ходатайствовать о вызове следователя, а он это ходатайство рассмотрит.

На следственных действиях обязан присутствовать адвокат, но иногда следователь приходит просто так, пообщаться, что не совсем законно. На такой беседе можно просто сидеть и не отвечать им. Можно попросить, чтобы на встрече присутствовал адвокат.

Помните: если вы подозреваемый или обвиняемый по делу, давать показания — ваше право, а не обязанность. Вместе с адвокатом вы можете решить, стоит ли вам давать показания, какие и когда. Это можно отложить до рассмотрения дела по существу. Не торопитесь давать показания следователю, даже если уверены, что ни в чем не виноваты.

Оперативные работники могут являться для общения с вами по указанию следователя, это также можно попытаться предотвратить: напишите заявление по УПК РФ, согласно которому подобные встречи могут проходить в присутствии адвоката, если об этом просит обвиняемый.

Как идет общение с внешним миром?

Официально — через письма. Конверт, бумагу и ручку нужно купить в магазине СИЗО, либо их могут передать с воли. Можно писать электронные письма через интернет-ресурс ФСИН, который доступен практически в каждом СИЗО.

Письма просматривают?

Да, по закону ваша переписка должна подвергаться цензуре. Информацию, которая связана с вашим делом, почти стопроцентно не пропустят на волю.

Есть какие-то еще способы связи?

Есть такая поговорка — «Голь на выдумки хитра», поэтому люди всегда находят способ общения. В большинстве изоляторов имеются телефоны, конечно же, это все неофициально, но они есть.

У человека может быть свой телефон, либо так называемый «общаковый». Если в вашей камере нет телефона, то можно попросить его в другой камере через окно на веревке или через отверстие в стене, вентиляцию и тому подобное.

Однако есть риск подставы: вам передают телефон — и тут же заходят сотрудники СИЗО, проводят обыск, и из той камеры, откуда был передан телефон, говорят, что вы должны деньги за тот телефон, — это было заранее спланировано.

Также можно передать весточку через адвоката или, если у вас нет адвоката по соглашению, можете договориться с сокамерниками, у кого есть адвокат и кто может передать весточку родным. Также есть межкамерное общение, которое официально запрещено, но все равно есть. Обычно люди перекрикиваются через окна, вентиляцию, обмениваются записками, которые передаются с помощью веревок.

Возможны ли встречи с родными?

Теоретически да, но на них должен дать разрешение следователь. Надо написать ходатайство и передать лично следователю во время следственных действий либо через администрацию СИЗО. Встречи с родными возможны два раза в месяц. Скорее всего, их не разрешат, особенно если следователь хочет оказать дополнительное давление на вас.

Если встречу все-таки разрешили, она будет проходить в специальном помещении. Вы будете общаться через стекло по телефону, как в зарубежном кино. На встрече присутствует сотрудник СИЗО. Он может прервать свидание, если вы, например, сообщаете родным какую-либо информацию, связанную с вашим делом.

Как обычно возят в суд и на следственные действия?

В суд и на следственные действия вас должен вывозить конвой. По закону он должен состоять из сотрудников полиции, но часто в него входят сотрудники ФСБ, они считают, что это законно, хотя есть сомнения.

В машине есть несколько одиночных «стаканов» и общая лавка. Туда набивают побольше людей. В машинах обычно не бьют, зато могут разогнаться и резко затормозить.

На следственные действия могут увезти хоть на весь день. Вам в дорогу могут дать сухой паек. Он лучше, чем еда, которую обычно дают в магазине.

Куда жаловаться, если вы считаете, что ваши права нарушают?

Есть специальный прокурор по соблюдению прав в местах лишения свободы и СИЗО. Впрочем, помощи от него практически никакой.

Можно обратиться в общественную наблюдательную комиссию, например, написав туда письмо с просьбой прийти и проверить. СИЗО не имеет права не пропустить эту жалобу, но часто не пропускает. Можно попросить адвоката пожаловаться на ваши условия содержания.

Источник: https://takiedela.ru/news/2018/06/14/kak-vyzhit-v-sizo/

Работник СИЗО – как оно там все на самом деле

Как сидят в изоляторе временного содержания

Сотрудник режимной службы следственного изолятора рассказывает о том, как проходят будни за колючей проволокой, легко ли сбежать из тюрьмы и как заключенному заработать $40 000 на правах человека.

Почему выбрали себе такую работу?

Семейное. Отец в СИЗО работал. Я уже знал, чего ждать. Если честно – пошел из-за пенсии. У нас тут выслуга идет год за полтора. Не то, что все остальные будут работать до 65 лет!

Но это же очень специфическая работа. Морально тяжело?

Да нет, просто график дикий и платят поначалу мало. Пока нет выслуги, званий – зарплата не растет. А работать сверхурочно надо прямо сразу. По факту «просят» то в выходной выйти, то рабочий день не с 8:00 до 17:00, а до семи, до девяти вечера.

Работаем «с восьми до темнадцати», зато на пенсию выходим раньше всех.

Сколько за это платят?

Новичкам тысяч 18. Потом за выслугу добавляют со временем. Я вот недавно до пенсии дослужился, мне платят уже 50 000 рублей, по нашему региону – неплохо. Плюс премии бывают.

Чем в течение дня занимаются ваши «подопечные»? Какой распорядок?

В 6 утра подъем. Встают, заправляют кровати и занимаются каждый своим делом. Смотрят телевизор, читают. Гуляют не менее часа в день. Ждут приговора суда, короче. Те, кто дождались и отбывает срок – делают свою работу: уборка, раздача пищи.

Заключенные едят то же, что и надзиратели?

Нет. У заключенных и подследственных свой отдельный пищеблок. Рацион – рыба, каши, супы. Котлеты вот недавно начали делать. Как в школе почти. Кто давно сидит, говорят, сейчас стали лучше кормить. Меня в армии хуже кормили, чем сейчас заключенных.

Пространство как-то делится: кто с кем сидит, или все вперемешку?

Отдельно ранее судимые, тяжкие, легкие. Женщины от мужчин отделяются, малолетние от взрослых, курящие от некурящих. Отдельно бывшие сотрудники (БС-ники). Среди них те, кто взятки брал или наркоту носил заключенным.

А «почетные гости» у вас бывали? Для них есть VIP-условия?

Недавно очень высокого чиновника за взятки повязали. Сидел в общей камере.

Какие правила гигиены в СИЗО? Умывальники стоят в камерах?

Конечно, сейчас в каждой камере унитазы стоят и умывальники, зона приватности огорожена, а не как раньше. Горячей воды нет, но кипятильники есть, можно подогреть воду, чай сделать. Раз в неделю санобработка – душ. У мужчин. У женщин и малолетних – 2 раза в неделю.

Сколько они по времени моются?

Не менее 15 минут. Но и час никто не даст плескаться.

14 душей на 150 человек. Моются по графику. Женщины минут за 30 умудряются и помыться, и волосы покрасить. Маленький бокс на 6 леек, большой на 8. Каждый день водят на санобработку 120-150 человек. Отрядами, так же, как сидят – нельзя, чтобы из разных камер люди пересекались.

А как же на прогулках не пересечься?

Так у них отдельные прогулочные дворики. Дворик – четыре стены, сверху сетка, и ходит сотрудник, наблюдает, чтобы они не переговаривались между собой. За нарушения – в карцер.

Правда ли, что в СИЗО и тюрьмах все общаются на фене?

Не скажу за какую-нибудь колонию в тайге. У нас процентов 10-15 проскакивает жаргона, а в остальном говорят нормальным обычным языком.

Насколько это страшно – попасть в карцер?

Это просто одиночная камера, около 4-х квадратных метров. Раньше меньше были, сейчас права человека соблюдают. Матрас, подушка, одеяло выдается только на время сна, и нары открываются тоже – с десяти вечера до шести утра, остальное время лежать не на чем.

Как часто проверяют камеры на наличие чего-то запрещенного?

Обыски не реже 2 раз в месяц. Если обнаруживаем запрещенное – изымаем. Нарушителям могут выговор объявить, либо в карцер.

А как что-то запрещенное попадает к заключенным? Бывают киношные истории, когда пронесли в заднице, в презерватив завернутое?

И такое не исключено. Сейчас, говорят, запрещенные предметы через периметр перебрасывают квадрокоптерами. Новые технологии! Часто подследственные с выездов на суды что-то привозят. Ну и в передачах. Мобильные телефоны проносят. Реже – наркотические средства.

Иногда адвокаты подопечным приносят, за взятку. Иногда никто ничего не приносит, сами изготавливают. Заточки находим при обысках регулярно – из ложек, из проволоки, из гвоздей. Они их делают – мы изымаем. И опять заново. Еще веревки часто находим, которые они там плетут из своих свитеров.

А, кстати, бражку они делают.

Как же они умудряются при строгом надзоре?

Уносят из столовой хлеб втихую, собирают, он плесневеет, они его заворачивают в простынь, раскатывают, кладут в матрас, и по очереди лежат, греют. Весь этот мякиш нагревается, начинает бродить. А вода и сахар у них есть, вот из всего этого и выходят бражные напитки. Ну а дальше инспектор по специфическому запаху обнаруживает.

Приходит группа и изымает. А через какое-то время опять все повторяется. И заточки, и бражку они больше от безделья делают. Кстати. Такая брага получается только из тюремного хлеба. Сотрудник рассказывал – пробовал сам делать брагу зековским способом.

Покупал хлеб, ждал, пока заплесневеет, в простыню заворачивал, ставил в теплое место… Не выходит.

Бывают ли у вас побеги?

Очень редко. Но теоретически это возможно. Это планируется заранее. Пути побега, подготовка – на все это нужно время. У нас была попытка побега в 2008 году – пресекли. Тогда основные решетки ограждения были приличных размеров.

Заключенный был щупленький. Протиснулся между прутьями и побежал вдоль забора. Сотрудники охраны и режимной службы по радиосвязи скоординировались. Задержали его. А потом ограждение заменили. Кошка теперь пролезет, может быть.

Заключенный – нет.

А бывают ли суициды у вас?

Бывают. Но чаще только попытки. Повеситься, вены вскрыть. Я лично двоих спасал. Из камеры стучат в дверь. Приходит группа, открываем камеру, там человек с перерезанными венами, без сознания. Вытаскиваем, первую медпомощь оказываем и тащим на санчасть, к фельдшеру.

А на чем же можно повеситься в камере?

На простыне вешались, на штанах. Как правило, те, кто захотел совершить суицид, они никого не предупреждают, а совершают его. А все остальное – это показуха. Чтобы в больницу перевели или в другую камеру. Какие-то условия свои ставят.

Бывают совсем тупые причины для суицида, типа “дай курить, а то я себе вены вскрою!”

Кто-то в виде протеста не вешается, а голодовку объявляет.

Вы таким все равно предлагаете еду?

Да, им предлагается еда, на санчасть они выводятся, у них берут анализы, взвешивают. Если состояние критическое – разрешено насильственное кормление. Через зонд.

Часто ли бывает между заключенными какие-то стычки, драки, насилие? Или между заключенными и сотрудниками?

Как правило, содержатся все адекватные, которые понимают нормальный человеческий язык, и можно все объяснить, без драк. Не то что стволы – дубинки не достаем почти. Но был у нас начальник, который постоянно доводил зеков нелепыми придирками.

Один зек не выдержал, лбом ему в переносицу заехал. Ну, добавили страниц в дело, накинули срок. Иногда бывает, что адекватные требования со стороны сотрудников зек воспринимает, как нарушение своих прав. И начинает писать в ЕСПЧ.

Европейский суд по правам человека.

Часто они туда обращаются?

Да. Удачный опыт: кто-то написал про несоответствие условий содержания. Температура воздуха в камере ниже нормы, народу больше положенного, ненормированный сон. Представители ЕСПЧ приезжали, проверяли.

Нам – указания «сверху», а жалобщику – немалые компенсации. Кому-то Европейский суд по правам человека однажды присудил выплатить $35 000, и реально выплатили, кому-то даже $40 000.

Сейчас у нас все по нормам.

А были случаи физического насилия?

Сотрудник может ударить, только если на него нападают. И то, только по рукам-ногам, не в голову и не в корпус. Никто тут признания из подследственных не выбивает. Сейчас уже и слово плохое не скажешь – сразу на тебя жалоба. Хотя сами зеки ведут себя непотребно.

Например?

Был один заключенный, постоянно онанировал. Выходил на утреннюю поверку в одеяле, а в нем дырка как раз для… органа. Ну и он при всех давай наяривать. Довольный, что публика собралась.

Но самые страшные – это невменяшки. У которых психические расстройства. Могут голыми выходить на утреннюю проверку, засовывать себе в разные места неожиданные предметы – ложки, вилки.

Картины фекалиями рисовать.

А какие самые страшные персонажи попадали к вам?

Были убийцы целых семей – детей и взрослых. Серийные маньяки выглядят, как обычные люди

Часто они при этом пытаются добиться, чтобы их признали невменяемыми. Их везут в институт Сербского, там они проходят экспертизу. Симулянты не прокатывают. Одного из ста только после такой медкомиссии в психушку увозят.

Много ли у вас работает женщин?

Есть те, кто в бухгалтерии сидят. А есть те, кто в режимной службе работают, наравне с мужиками. Так же за всем смотрят, открывают двери, заводы-выводы. Если внештатная ситуация – сообщают в дежурную часть и ждут прибытия группы.

То есть, не надо быть бабой-терминатором, чтобы в СИЗО работать?

Нет, конечно. Плюс есть и заключенные, и подследственные – женщины. А их в баню водить, обыскивать, передачи передавать – может только сотрудник одного с ними пола. С документацией тоже дамы работают: канцелярия, бухгалтерия, кадры. Но молодых женщин на работу больше не берем – влюбляются в зеков часто.

Корпоративы у вас бывают? И как это проходит?

Скромно. Собираемся отделом, выезжаем на шашлыки. Иногда, на День работника СИЗО, бывает с официальной церемонией. Тогда заключенных берем в свою самодеятельность.

Однажды зек выступал на сцене, хорошо пел. Мы его переодели в чей-то светлый костюм. Пришли его жена с детьми. Мы их пропустили. Дети не знали, что отец сидит, мать говорила, он на гастролях. И вот привела их повидаться и послушать папу на концерте. Весь срок ходила к нему на свиданки.

А «свиданки» – это когда разговаривают через стекло?

Для тех, кто под следствием находится – да. А те, которые у нас отбывают наказание – имеют право на длительные свидания, сутки-двое. Для этого есть отдельная комната, они там с родственниками находятся. Там кровати стоят, холодильник, телевизор.

То есть они двое суток живут семейной жизнью? Не стесняются надзора?

Они столько времени проводят среди мужиков, что когда с женой остаются – им не до рефлексии. Некоторые и без специальной комнаты не стесняются. Были случаи, когда вступали в интимную связь подследственные с адвокатами. Прямо в следственном отделении.

Там комната, где адвокат со своим подзащитным может наедине беседовать. Дежурный по следственному отделению проводит визуальный контроль происходящего в этой комнате.

Пришла женщина-адвокат, к ней привели подследственного, оставили их. Через 5 минут контроль.

Дежурный смотрит через прозрачную дверь, а там… адвокат стоит на коленях и занимается оральным сексом с подследственным. Пришлось пресечь

шапка сотрудника сизо картинка

Какие главные несколько плюсов работы в системе исполнения наказаний и какие минусы?

Ну, какие плюсы… Ранний выход на пенсию. Зарплата без задержек. Премии. С жильем помогают, кому положено улучшение жилищных условий. Мне вот нормально добавили денег на квартиру. За выслугу лет отпуск прибавляется: 10 лет отработал – плюс 5 суток отпуска в год.

Раньше было еще такое, что билеты на самолет оплачивали. Даже на Кубу у нас народ с семьями летал, и им возмещали. Сейчас прикрыли лавочку. Но все, кто хотел, слетали.

А минусы какие? Душевный дискомфорт?

Нет, я уже привык. Я знал, куда шел. Но по правилам для сотрудников, которые с оружием несут службу, мы все ходим к психологу. У нас с зеками один и тот же психолог. Главный минус – очень много писанины, отчеты казенным языком. Вечно заводят какие-то журналы учета журналов. Переписываются должностные инструкции: было 18 пунктов, стало 68.

А еще проверки. Надо за неделю сделать то, что не делалось 20 лет. И вот все, независимо от звания, на ушах стоят. Майоры красят кисточками ворота какие-нибудь. И очень неудобно – напиться нельзя. Могут вызвать с выходного, если вдруг тревога какая-нибудь. Ты всегда должен быть на телефоне и прибыть в течение нескольких часов на службу.

А новичкам тяжело?

Ну, приходят мальчики молоденькие, с хорошими машинами, их родители устроили. А дедовщину никто не отменял! Их ставят на самые плохие места и на самые неудобные смены. Плюс, естественно, старички их подкалывают. То вещи спрячут, то еще что. Но до суицида не доводим 🙂

А нет у вас таких сотрудников, которые пришли бороться со злом – идейные, с лозунгами?

Начальники иногда бывают идейные. Может, это и не плохо. При одном вот бухать перестали, за место держатся. Раньше даже на работе пили, теперь ни-ни. Но безыдейных все же большинство. Один майор совершил ДТП пьяным. ДПС к нему в машину стучатся, он открывает дверь: «Давайте я вам 300 рублей дам и поеду?».

Наверное, так мало им еще никто не предлагал 🙂 Естественно, на работе сразу узнали, уволили. Однажды взяточника-начальника арестовали прямо во время опроса на полиграфе. Слился на вопросах про коррупцию, его сразу и взяли. Оказалось – принял 300 000 рублей – первую часть от оговоренных 1 300 000. Посадили на 6,5 лет.

Званий нет, наград нет, все, ради чего столько лет работал – коту под хвост.

Последний вопрос. Вам самому нравится ваша работа?

Сложно первые пять лет. Потом привыкаешь. Голову отключаешь и работаешь. Срок до пенсии идет, главное. Тут и у сотрудников, и у подследственных и зеков одинаковые мысли: «Срок идет – и ладно».

https://rabdno.ru/rabotnik-sizo-1

https://rabdno.ru/rabotnik-sizo-2

Источник: https://pikabu.ru/story/rabotnik_sizo__kak_ono_tam_vse_na_samom_dele_6905946

Мое пребывание в ИВС

Как сидят в изоляторе временного содержания

Простите за довольно длительный перерыв длительностью практически в один год, но как то у меня руки не доходили (мдаа… самому аж стыдно)….

Ну так вот, в первый же день моего пребывания в ИВС г. Бишкек (Изолятор Временного Содержания), и на вторые сутки с момента моего задержания, я начал познавать тюремную жизнь и тонкости ее бытия.

Значит открывается кормушка, небольшая форточка в двери чтобы передавать еду и разговаривать, и охранник предложил мне связаться с моими родственниками по телефону, чтобы они привезли мне необходимые вещи, а также передали продукты первой необходимости.

Сказал он это довольно благожелательным тоном, да так, что я искренне растрогался от такой заботливости и быстро согласился.

Я вышел вместе с ним в комнату охранников ИВС, где сидели еще несколько ментов. Чувствовалось, что они настроены не враждебно ко мне, у них был какой-то чисто человеческий интерес ко мне. Один из них спросил, как зовут, за что задержан, сколько лет и чем занимаюсь.

А также, кому буду звонить и что хочу просить, чтобы привезли. Я им честно на все ответил, сообщил, что я предприниматель. Звонить буду своему Тайке (дядька – брат Матери), который тоже бизнесмен.

От них я даже получил совет, что нужно просить: теплые  и сменные вещи, плед, сигареты, чай, сахар, что-нибудь поесть горячее и немного денег. Я позвонил своему тайке и сообщил, что вот это и это мне надо. Когда передачка будет готова, он может позвонить на номер, с которого я звоню.

После этого менты еще немного пообщались со мной, пораспрашивали о том о сем, кому еще я могу звонить, на что я как малолетний наивный дурак рассказал, что у меня куча родственников и друзей, которые за меня переживают.

Вообще, тюрьма очень хорошо учит “крепко думать прежде чем говорить” – что сказать, какие последствия от сказанного, как это будет воспринято, нужно ли вообще говорить что-то. также она очень учит слушать и прислушиваться, критически воспринимать и анализировать говорящего человека.

После того как я общался с дядькой, менты меня снова отвели в камеру, до тех пор, пока не получат от него звонка. В течение часа кормушка снова открылась и охранник передал мне пару пакетов. В одном пакете было вроде немного вещей, что-то вроде штанов, куртки и т.д. в другом немного сигарет, чая и кажется что-то покушать.

Я не помню точно весь состав передачки, так как прошло много времени, но помню что как-то было негусто. Потом, через несколько дней когда разговаривал с дядькой я узнал, как нас наглым образом поимели менты. Мало того что с него содрали приличную сумму, хотя стандартная ставка за передачку около 200 сом, так еще и весьма неслабо “пощипали” передачку.

До меня наверно дошло около четверти переданного.

Короче, вернемся к моему сокамернику. Когда передачка зашла, мы с ним немного поели, потом покурили с чаем. Это был по своему момент блаженства и желания пообщаться по душам. Я, опять же как малолетний наивный дурак рассказал ему почти все подробности моего задержания.

Он до конца выслушал меня, расспросил все подробности, а потом “облом” – он меня выматерил и обозвал натуральным идиотом. “А вдруг я утка подсадная. Да нахуй тебе утка подсадная, ты и так все расскажешь”.

Мне как то стало не по себе, неуютно по жоповски и разговор дальше уже шел не так непринужденно и по душам, но я понимал, что он прав и это была его помощь мне. Таким образом я получил первый урок выживания в по ту сторону решетки – поменьше пиздеть лишнего.

Хотя я немного обижался на него в тот момент, так как для меня этот мир и эти понятия были чужды. Я был уверен, что я лишь гость в этом параллельном измерении, и мне нет нужды жить по их правилам. Я скоро уйду отсюда.

В это время, напротив нашей камеры, в большой камере, сидел мой подельник. Он наверно получил еще больше уроков нежели я, так как сидел он в большой камере, на 20 человек, в которой было человек 8 по его словам, и сочувственно настроенных к нему особо не было.

Ему там неслабо “поднимали давление”, все три дня, что мы были в ИВС, он общался с пацанами, которые двигались по жизни или выдавали себя за таких, движняковых. Они сняли с него его новенькую одежду и отдали какие-то лохмотья взамен, ведь все равно он пойдет на волю, а они стопроцентно уйдут этапом в СИЗО. Так что мне повезло с соседством.

Также я вспоминаю довольно постыдный на тот момент поступок с моей стороны. Когда мне зашли сигареты, чай, сахар и т.д., я передал в камеру напротив моему другу всего 3-4 пачки сигарет, сказав, что передаю ему половину. Боялся что мне не хватит. хотя как оказалось потом, правильно сделал.

Он же, когда ему пришла передачка, передал мне довольно большой пакет с сигаретами, чаем, конфетами и т.п. причем большую часть своей передачки. Потом, когда мы делились воспоминаниями, он назвал меня жмотом, который о себе думает больше чем о друзьях, но я правильно поступил, потому что просто моя передачка бы раздербанилась в его камере.

Он же, учитывая этот факт, поэтому и передал мне большую часть своей передачки, в надежде что потом, будет у меня стрелять по одной пачке, чтобы сильно не делиться с сокамерниками…

Источник: https://nobleprisoner.livejournal.com/1177.html

Условия содержания лиц, заключённых в следственный изолятор (СИЗО)

Как сидят в изоляторе временного содержания

Каковы условия содержания в СИЗО? Правонарушители, в отношении которых ведётся дознание или обвиняемые во время судебного процесса, как правило, содержатся в СИЗО (следственных изоляторах временного содержания).

В СИЗО содержатся нередко и после суда и вынесения приговора, в тех случаях, если преступник подал апелляцию.

У людей, никогда не попадавших в заведения такого рода, возникает множество вопросов относительно комфортности пребывания.

Распорядок и условия пребывания в СИЗО едины для всех арестантов.

Родственники тех, кто попал в следственный изолятор временного содержания в первый раз, интересуются:

  • можно ли передать вентилятор;
  • можно ли пользоваться мобильником;
  • чем кормят;
  • что можно передать в передаче и пр.

На некоторые вопросы можно ответить сразу: «вентилятор использовать в СИЗО запрещено» и «мобильными телефонами заключённым пользоваться не разрешается». Ответы на другие вопросы о жизни людей, содержащихся под стражей, не столь очевидны и потребуют некоторого времени.

Жизнь в СИЗО

Для многих людей, которым вменяется вина в совершении преступлений, предварительная изоляция стала тяжелейшим испытанием, поскольку количество ограничений в изоляторах временного содержания намного превышает число ограничений в колонии или в тюрьме. Невозможность получить в передаче из дому вентилятор в жаркие летние дни и отсутствие возможности в любой момент связаться с близкими людьми – это не самые большие проблемы.

Пребывание под стражей с полным на то основанием можно назвать испытанием воли для заключённых в изоляторы. В СИЗО содержатся мужчины, женщины и подростки, начиная с определённого возраста. Следует сразу отметить, что комфорта для женщин и подростков намного больше, чем для мужчин. Во всяком случае отсутствуют некоторые ограничения.

Процедура приёма

Задержанных за различные правонарушения мужчин и женщин могут направить на содержание в следственный изолятор в любое время суток, поскольку он работает круглосуточно.

Прибывшие арестанты подвергаются тщательному личному досмотру, в ходе которого осматривают внутренние полости с целью предотвращения вероятности проноса предметов и веществ, запрещённых к применению.

Тщательному обыску подвергают вещи новоприбывших, вплоть до вспарывания предметов одежды и осмотра их изнутри. В процедуру приёма входят также снятие отпечатков пальцев (дактилоскопия), опрос и фотографирование.

Новоприбывшему вкратце сообщают об условиях пребывания и направляют в помещение, выбираемое с учётом целого ряда факторов.

Выбор камеры

При выборе места отсидки учитывают следующие критерии:

  • пол (разнополые заключённые вместе не содержатся);
  • возраст (подростки располагаются отдельно от взрослых);
  • уровень опасности (осуждённые пожизненно содержатся отдельно);
  • количество отсидок (попавшие повторно/многократно содержатся отдельно от тех, кто попал в СИЗО в первый раз);
  • для воспрепятствования общению и налаживанию коммуникативных связей подельников и проходящих по перекликающимся процессам сажают в разные помещения.

Условия в камерах

Относительно условий следует сказать, что при норме 4 метра на человека в реальности получается, что на одного обвиняемого/подсудимого приходится 2,5 метра.

Адаптироваться к таким условиям невозможно, в итоге у людей по причине постоянного нарушения жизненного пространства нередко возникают нервные срывы или присутствует постоянное угнетённое моральное состояние.

В камерах наличествует соответствующее нормам количество посадочных и спальных мест, но если учесть, что помещения нередко переполнены, то несложно понять, что отдохнуть человеку в таких условиях практически невозможно. Имеются также спальные принадлежности и минимальные средства гигиены.

Поднимаются арестанты в шесть часов утра, после умывания их начинают кормить. После побудки и до отбоя в десять вечера лежание на нарах запрещается. Людей, сидящих в изоляторе временного содержания, выпускают только для:

  • проводимых в интересах следствия выездных мероприятий (следственные эксперименты, опознания, очные ставки);
  • периодических посещений защитника или адвоката;
  • 15-ти минут водных процедур в бане или в душе каждую неделю;
  • ежедневных прогулок.

Тесные камеры и некомфортные условия – почва для распространения всевозможных инфекций и развития заболеваний. Поэтому содержание под стражей невозможно в ряде случаев.

Заболевания, препятствующие помещению в СИЗО

в условиях, тяжёлых даже для здорового человека, для больного может стать роковым. Поэтому при наличии определённых болезней в размещении в СИЗО отказывают.

Отсутствие условий, делающих возможным пребывание в изоляторе для больного человека, и низкий уровень медицинского обслуживания неоднократно обсуждались на самых разных уровнях, но заметного прогресса достигнуто не было. В перечень болезней входят:

  • наличие паразитов и опасных инфекций;
  • наличие злокачественных опухолей;
  • поражения щитовидки и сахарный диабет;
  • паралич, тяжёлые формы заболеваний нервной системы;
  • туберкулёз;
  • СПИД, ВИЧ в 4 – 5 стадиях;
  • проблемы со зрением, слепота;
  • лучевая болезнь;
  • ампутации и травмы;
  • некрозы, заболевания почек и мочевыделительной системы и т. д.

Независимо от тяжести и типа заболевания освободить от пребывания под стражей может только комиссия, которая выдаст заключение. Направление на комиссию оформляет следователь или дознаватель, курирующий дело. Санчасть представляет собой несколько палат, в которых арестанты получают стационарное лечение или медицинскую помощь.

Шикарными условиями санчасть похвастаться не может, но подследственные или обвиняемые могут при необходимости проконсультироваться со специалистами разных профилей и получить лекарства/процедуры.

На приём к специалистам можно записаться у круглосуточно дежурящих фельдшеров. Кроме того, фельдшеров можно вызвать к больному в любое время. Если больному требуется госпитализация, инспектор охраны отправляет с ним на скорой помощи конвой сопровождения.

Питание

Спустя полчаса после утренней побудки приносят завтрак. Функции поваров, уборщиков, раздатчиков и прочего обслуживающего персонала выполняют осуждённые, оставшиеся отбывать срок наказания. Все три приёма пищи состоят из блюд первого, второго и чая.

Людей с ослабленным здоровьем должны кормить блюдами из специальной диеты, включающей творог, говядину и курицу, молочные продукты, соки, яйца. Качество питания зависит во многом от того, насколько внимательно начальство относится к данному вопросу.

Среди сидящих по второму – третьему разу принято использовать всевозможные ухищрения для получения улучшенного питания. В отношении питания жизнь в СИЗО оставляет желать лучшего.

Баня и прогулка

Арестантов, которым предстоит сидеть длительное время, беспокоят перспективы ограничения движения и отсутствия свежего воздуха. Гигиена также вызывает немало вопросов. Большую часть дня заключенные сидят взаперти. Прогулки занимают один час и проходят в специальных прогулочных двориках.

Посаженные впервые нередко вначале отказываются от прогулок, о чём потом сожалеют. Отказаться от прогулки можно, но не принято оставлять одного человека в помещении. Тот же принцип работает при выводах в баню, которые бывают 1 раз в неделю.

Инспекторы охраны помнят о первом правиле, гласящем : «Никогда и нигде одного заключённого не оставлять». Исключением является ШИЗО.

Пользование телефоном

Близкие многих арестантов в первую очередь стараются выяснить, имеет ли право заключённый звонить по мобильному телефону. Пользоваться мобильным телефоном арестованный и находящийся под стражей права не имеет.

Попытка передать сидельцу устройство связи тем или иным способом сурово наказывается.

Обвиняемому или подозреваемому разрешают телефонное общение с близкими людьми или другими лицами только при наличии письменного разрешения от судьи или следователя и при наличии технических возможностей. Разрешение выдаётся на один разговор.

Висеть часами на телефонах, как в обычной жизни, у арестованных не получится, поскольку продолжительность беседы небольшая и определяется следующими факторами:

  • количество средств на счёте у заключённого;
  • размеры общей очереди.

Беседу разрешается вести под контролем сотрудников-надзирателей. В разрешении на ведение телефонного разговора, заверяемом гербовой печатью, указываются:

  • данные заключённого;
  • адреса и номера абонентов.

На основании разрешения заключённый пишет заявление, указывая в нём те же данные и язык, на котором будет вестись разговор. Если диалог ведётся на иностранном языке, приглашается переводчик. Следует знать, что телефоны прослушиваются, и беседа может быть прервана в любой момент. Не разрешены разговоры по телефонам, в которых:

  • передаются сведения, мешающие ходу расследования;
  • произносятся угрозы, оскорбления, призывы к расправе;
  • передаётся информация о системе охраны, охранниках, уловках при передаче запрещённых предметов;
  • разговор ведётся не на том языке, который был указан в заявлении.

Если разговор был прерван по одной из указанных причин, то вероятность того, что его разрешат следующий раз, очень низкая. О досрочном прекращении разговора докладывается начальству в обязательном порядке.

Нередко заключённые пытаются воспользоваться телефонами, которые были тайно переданы близкими. Если факт обнаружения устройства связи зафиксирован, заключённого ждёт наказание, которое может представлять собой запрет свидания или другую меру ограничения.

Правила распорядка

Содержащиеся в следственных изоляторах подследственные или обвиняемые обязаны следовать режиму. От режимов колоний и тюрем режим СИЗО мало чем отличается.

Правила внутреннего распорядка диктуют заключённым, как вести себя в СИЗО и состоят в следующем:

  1. Обязательный контроль правил хранения запрещённых предметов и соблюдения режима пребывания. Камеры спонтанно досматриваются на предмет наличия запрещённых предметов (наркотики, телефоны и комплектующие к ним и пр.).
  2. Побудка в шесть утра по электрическому звонку.
  3. Завтрак через полчаса после сигнала подъёма.
  4. Пересменка конвоиров с 8 до 9 утра. Во время пересменки конвоиры проверяют, как живут арестованные, собирают жалобы, осматривают помещения.
  5. Днём заключённые могут читать, писать письма, играть в настольные игры.
  6. После 22 часов свет уменьшается, что означает подготовку ко сну.

В действительности заключённые начинают бурную деятельность по передаче всевозможных предметов, включая деньги, обмениваются посланиями на тему «как мы живем» и т. д. Распорядок дня в СИЗО строго регламентирован.

Источник: https://ugolovnyiexpert.ru/mesta/usloviya-soderzhaniya-v-sizo.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.